Без рубрики

Работа за еду

Журналист Полина Щедрина из Томска при поддержке «Интерры» отправилась за еду и крышу над головой строить забор во французской провинции. А теперь рассказывает, как это всё устроено изнутри и почему хотя бы раз стоит попробовать себя в качестве волонтера за рубежом.

⇒ Статья была опубликована на Томском городском сайте GROUNDMEDIA.RU.

Вместо путешествий

89d4b39c742f4cd384a63ca6a80c6514Уехать в Испанию реставрировать старинный замок или помогать ухаживать за садами в Баварии — бесплатно, безвозмездно, зато с ночлегом и едой. В этом и есть суть большинства международных волонтерских программ. Звучит довольно соблазнительно: деньги ты тратишь только на билеты и на визу (если она нужна) — и в теории всё это обходится куда дешевле самостоятельного путешествия. А возможности те же, даже больше: открываешь страны и города, разъезжаешь по окрестностям на машине или велосипеде (если повезёт), прокачиваешь уровень владения языком, активно общаешься с населением, пробуешь местную кухню и прочие приятные штуки. Взамен не забываешь работать волонтером по несколько часов в день.

Тип работы зависит от выбранной программы: это может быть стройка, организация фестивалей, работа на ферме, уход за лошадьми — всё, что душа пожелает. При этом предполагается, что участник не обязан быть профессионалом в выбранной области: ничего страшного, если ты впервые в жизни берёшь в руки дрель или кирпич. Всему научат на месте — а заодно и докажут, что ничего невозможного нет.

4905d2b789e54456869c9cc317969684Такие программы по всему миру организуют в основном некоммерческие общественные объединения по работе с молодёжью. В большинстве стран есть организации-посредники, которые помогают с выбором программ и направляют их заявки в принимающие страны. Они же открывают доступ к каталогу со всеми программами. Их услуги стоят денег, но, как правило, небольших — в России это от 5 до 9 тысяч. Чуть подороже визы. Я выбрала ближайшую к Томску организацию (которая находилась в Красноярске). Долго я не раздумывала: красочные описания волонтерских программ в Европе выделялись в ленте новостей, из планов на лето был только диплом и маячащий где-то переезд, друзьям в силу тех же причин было совсем не до путешествий — поэтому сомнений не оставалось. A что, надо пробовать и ехать. Тем более что мне — как жителю городскому и обремененному исключительно интеллектуальным трудом — свойственно иногда хотеть взяться за физический труд где-нибудь на природе, забыв про все эти ваши дедлайны и фрилансы.

Как вербуют в волонтеры

Сделать это реальностью оказалось на удивление легко: я написала куратору по волонтерским международным проектам, заполнила несколько простеньких анкет, оплатила членский взнос (500 р.) и стоимость участия в программе (9000 рублей; можно найти организацию со взносами подешевле — участница такой же программы из Москвы заплатила, например, 4500 р.). Потом мне предоставили доступ в базу волонтерских программ по всем странам мира. Лучше сразу вбивать нужные критерии (меня интересовала исключительно Франция, тип работы — волонтерские стройки, даты — на июль), иначе легко потеряться — в базе сотни вариантов. Желательно выбрать 3-6 интересующих программ, записать их номер и выслать своему куратору. После этого с помощью организации-посредника ваша анкета отправляется путешествовать по всем выбранным вами программам, пока не получит одобрение на одной из них. По каким критериям происходит одобрение заявки — для меня загадка; скорее всего, оцениваются общие данные анкеты и небольшое мотивационное письмо (пишется очень просто, на манер школьных сочинений «Чем мне важно участие в этой программе». Я писала его на английском и на французском — владение языком принимающей страны даёт больше шансов быть выбранным).

От момента отправки документов до получения ответа с подтверждённой заявкой прошло всего 6 дней. 1 июня 2016 года, когда я задумчиво смотрела на свой диплом (а точнее — на его отсутствие), мой куратор написала, что вот только что пришло подтверждение на один проект во французских Альпах. От французской неправительственной организации Concordia на моё имя прислали приглашение — один из решающих аргументов в пользу получения визы. Кстати, на практике бывает, что иногда волонтеров освобождают от консульского взноса при получении Шенгена. Меня не освободили, зато визу одобрили буквально за пару дней. Волонтеров в Евросоюзе принимают куда охотнее, чем рядовых туристов.

коммаПлюс в том, что ты можешь
построить дорогу по своему желанию,
совместив с путешествием.

 

За несколько недель до начала программы приходит подробная инструкция от принимающей стороны, в которой ещё раз прописано — чем мы там будем заниматься, где жить и что с собой брать. Настоятельно рекомендуют собирать не чемодан, а большой походный рюкзак (чемодан так и вовсе помечен красным крестом: запрещено!). Из обязательных вещей — спальник и коврик. Готовить предстоит всем вместе; деньги на продукты у нас будут, но подробно распределять, на что их тратить, надо сообща. Кажется, что вся инструкция пропитана духом работы в команде, жизни в коллективе — всем тем, чем обычно отдаёт от форумов и съездов активной молодежи (и чего я, признаться, на дух не переношу). Но тут всё написано как-то просто и без пафоса. Может быть, это особенности восприятия неродного языка.

Дорогу до места проведения волонтерской программы каждый участник оплачивает сам. Плюс в том, что ты можешь построить дорогу по своему желанию, совместив с путешествием.

Я решила провести ночь в Лионе: списалась с каучсерферами, на всякий случай забронировала место в хостеле, нашла на следующий день машину до места встречи в городе Шамбери (часа полтора от Лиона) — и voilà. Одиночным путешествиям пришёл конец — с того момента, как мы перед общей встречей пытались узнать друг друга на вокзале по большим походным рюкзакам. Наскоро познакомившись, загружаем вещи в минибус и едем к месту проживания — в небольшой альпийский город La Motte Servolex, где нас уже ждут палатки на территории городского стадиона.

С администрацией этого города Concordia cотрудничает 15 лет. За это время волонтеры сделали тут кучу всего полезного — покрасили дверь у церкви, залили бетонные ступени у библиотеки и вообще неплохо так благоустроили городские публичные пространства. Волонтеров здесь очень любят и стараются им во всем содействовать. Например, бесплатно выделяют муниципальный минибус, организуют поездки по окрестностям и предоставляют в пользование весь первый этаж спортивного центра — с душевыми, туалетами, кухней и шкафами для хранения вещей. Здесь же, в помещении, мы могли оставаться спать в случае шторма — и однажды этим правом даже пришлось воспользоваться. Не из-за непогоды, а из-за… цыган, в один прекрасный день оккупировавших наш стадион своими трейлерами.

Скриншот 2016-08-24 16.08.23

Скриншот 2016-08-24 16.07.58

 Организуйся сам

Нас девять человек: две девушки из России, японка, испанец, турок и три француза — правда, не коренных: во Францию эти три парня переехали из Албании, Афганистана и Мали. Двое из них живут в Париже, один — неподалёку от нас, не доезжая 40 километров до границы со Швейцарией. Французы почти не говорят по-английски, часть остальной команды не говорит по-французски; я, на свое счастье, понимаю всех — как и два наших куратора. Их обязанности — помогать нам организовывать наш быт, досуг и рабочее время. С ними у нас сразу установились неформальные отношения, поэтому с ними можно было обсудить все, что в голову взбредет. Это чаще всего касалось нашего досуга — а свободного времени у нас было действительно много. Работали мы всего по четыре часа с 8 утра до полудня; после обеда весь день — наш.

Мы могли взять минибус и отправиться купаться на горное озеро или на близлежащую смотровую площадку на вершине какой-нибудь симпатичной горы. Могли взять муниципальные велики и двинуть плавать на другое озеро, а то и вовсе — устроить до вечера сиесту. В теории получалось, что за всё время программы можно не потратить ни цента — еду, поездки, жильё, рабочие инструменты и экипировку тебе любезно предоставляют организаторы и мэрия. В наши планы не входило экономить на всём, поэтому личные карманные деньги умеренно тратились на вино, мороженое и прочие штуки, без которых можно было бы обойтись — но не хотелось.

коммаПочти все твои решения зависят от коллектива — начиная от выбора хлопьев на завтрак и заканчивая планами на вечер.

 

Выходные — полностью свободные нерабочие дни, посвященные либо большим командным путешествиям, либо самостоятельным, не связанным со всеми, планам. В один из последних уикендов мы решили сгонять на ночь в Италию. Настроили планов: вот как возьмём напрокат машину — права у нас есть, включим там нашу музыку, ворвемся в Турин на ночь глядя, двинем есть пасту и пить сухое сицилийское. Однако за их осуществление пришлось побороться, и в первую очередь — с «Конкордией». Организацию, формально ответственную за жизни доверенных ей волонтеров, можно было понять: никто не может быть спокоен за пятерых молодых иностранцев в чужой стране. Пришлось прибегнуть к дипломатии и уговорам, чтобы получить разрешение на выезд из Франции более чем на сутки.

05093c56494a4ce596b9dd5a6216f994Про стройку, ограниченные бюджеты и еду

Жить в интернациональной коммуне с самого начала оказалось проще, чем я думала. Да, почти все твои решения зависят от коллектива — начиная от выбора хлопьев на завтрак и заканчивая планами на вечер. Но при этом, находясь в рамках совместного быта, никто не ограничивает тебя в личных предпочтениях. Изначально мы разделили домашние обязанности по парам на каждый день недели. Два человека готовят обед, два — накрывают на стол и моют посуду. На ужин пары меняются. Завтракает каждый сам по себе — на кухне у нас всегда был запас молока, йогуртов, сыра, мюсли, багетов, варенья и прочего.

Меню на каждый день мы составляли сами — исходя из него и делали список совместных покупок. Бюджет у нашей волонтерской программы был, откровенно говоря, небольшой: по 5,5 евро в день на одного человека. При этом мы умудрялись так рассчитать деньги, что холодильник был полон не только жизненно необходимыми продуктами, но и местными деликатесами (сыры, паштеты, такая вредная и такая любимая арахисовая паста). В одной пекарне, зная о нашей волонтерской программе, нам делали скидку в 20% на свежие багеты. Местные фермеры, владельцы агрохозяйств, по очень низкой цене взялись снабжать нас фруктами и овощами.

При всём этом изобилии среди участников были и те, кто по какой-то причине оставался недоволен условиями. Турок Мустафа, у которого был опыт участия в волонтерской программе в Германии с общим немыслимым бюджетом в 100 евро на каждый день, с ностальгией вспоминал, как по вечерам они на оставшиеся деньги покупали ящик пива и вообще жили не в пример лучше. Ещё кто-то мог устроить бунт из-за того, что на ужин нет мяса, а только овощи с кус-кусом. Это тот самый случай, когда твои собственные потребности превышают коллективные. Решалось всё просто: не хочешь это — найди в холодильнике другое, а если уж захотелось тебе мидий в белом вине — изволь сгонять за ними в магазин. Я же (та ещё привереда в плане еды) открыла в себе супер-способности есть всё, что на столе. Аппетит на горном воздухе после физической работы, знаете ли, просыпается зверский.

коммаЕсли делиться — то всем: сленгом на чуть ли не всех говоримых языках, шампунем, музыкой, сигаретами, вай-фаем, культурными традициями, возможностью сделать что-то вместе.

Кстати, о нашей стройке. Работа с укладкой камней оказалась вполне исполнимой даже для тех, кто вообще с этим не сталкивался. Ответственный за нашу работу француз, почти не говоривший по-английски, показывал, как нужно это делать — и в основном брал самую тяжёлую работу на себя. Мы, если можно выразиться, были чернорабочие: мешали клей, подбирали и резали камни, укладывали их на стену, заполняли дыры бетоном. Самым сложным было работать на 30-градусной жаре, которая уже к 11 утра ослепляла, как на пляжах в Сен-Тропе. Но в целом с погодой нам повезло несказанно: возможность плавать и ходить в шортах, засыпать под открытым небом всем вместе, считая звёзды и разговаривая о главном до самой ночи, — всё это куда круче, чем кутаться в свитера и ходить в мокрых от дождя кроссовках.

В один из финальных вечеров нашей программы мэрия французского города La Motte Servolex, для которого мы укладывали забор, повезла всю команду волонтеров на вечерний пикник в горах. Сзади был Монблан, внизу — oзеро Lac du Bourget, куда мы так любили ездить плавать после работы, в рюкзаках — бутерброды с камамбером и малиновое вино. Кто-то по-прежнему не говорил по-французски, кто-то с трудом изъяснялся по-английски, но при этом — было полное взаимопонимание. И дело не в местных напитках и даже не в пейзажах вокруг.

В один из финальных вечеров нашей программы мэрия французского города La Motte Servolex, для которого мы укладывали забор, повезла всю команду волонтеров на вечерний пикник в горах. Сзади был Монблан, внизу — oзеро Lac du Bourget, куда мы так любили ездить плавать после работы, в рюкзаках — бутерброды с камамбером и малиновое вино. Кто-то по-прежнему не говорил по-французски, кто-то с трудом изъяснялся по-английски, но при этом — было полное взаимопонимание. И дело не в местных напитках и даже не в пейзажах вокруг.

И ещё раз all together

Не знаю, заметили ли вы — а я поймала себя на мысли, что чуть ли не в каждой строчке без остановки использую «мы», «нам», «наше». Несмотря на разницу в языках, культурах, религиях и характерах, мы все были готовы к тому, что едем делать что-то all together. В нашем случае — симпатичную каменную стену у прогулочной дороги с видом на горы и церковь. Оказалось — ещё больше, чем просто труд, людей сближает безвозмездный труд. Забудь о том, что каждый сам для себя — здесь всё делают для всех. Если делиться — то всем: сленгом на чуть ли не всех говоримых языках, шампунем, музыкой, сигаретами, вай-фаем, культурными традициями, возможностью сделать что-то вместе. Не будем отрицать, что за это время в команде сложились свои узкие группы и свои нонкомформисты, в характере которых — идти против, а не навстречу. Локальные конфликты, если и возникали, то не между нами — участниками программы, а между кураторами и некоторыми волонтерами. Перед первым стояла непростая задача — быть одновременно ответственными за всех и в то же время соблюдать личную свободу каждого участника. Вместо правил подчинения, как в детских лагерях отдыха, здесь — кое-что другое, более взрослое и осознанное. Это про то, как жить вместе, уважая свободу мнений и главным законом считая солидарность и терпимость. Про то, как стать наравне с жителями другого государства во время национального горя — мы одними из первых, из ночной ленты новостей, узнали о теракте в Ницце поздно вечером 14 июля. Это ещё про то, как можно, не зная другого языка, делать что-то для общего блага — будь то наш каменный забор или добровольно вымытая гора посуды после большого ужина.

 

Текст и фото: Полина Щедрина

GROUNDMEDIA.RU

⇒ Узнать больше о программе «Международные волонтерские лагеря»

 

Реклама