Без рубрики
комментария 2

Армения: от чистого сердца!

                                                                                        Ольга ЛЫКОВА, преподаватель в Сибирском Государственном Технологическом университете, параллельно основной работе занимается организацией молодежных проектов: международных обменов и волонтерской службы. В ноябре вместе с общественной организацией «ИНТЕРРА» она побывала на семинаре в Армении, где собрались представители Польши, Литвы, Италии, Беларуссии, Украины, Румынии, Голландии для того, чтобы вместе работать над развитием взаимоотношений между молодежью Европейского союза, России и Кавказа. Вместе создавать интернациональные программы для обучения и неформального общения. На семинаре завязались контакты, надеемся, в будущем нас ждут интересные проекты. А пока мы расспросили Ольгу об Армении. Чем живет бывшая союзная республика сегодня?

Я никогда не была в Армении. Так что мое представление о стране ограничивалось образом, созданным фильмами: знаете, фрукты, вино, солнце. Все богато и плодородно. Не знаю почему, но постсоветское развитие страны я как-то выпустила из виду. Наверное, оно меня не интересовало. Как выяснилось, не только меня. Потому что, когда я говорила своим знакомым о предстоящей поездке, в ответ слышала лишь негативные замечания: «зачем туда-то», «нашла куда съездить» или вообще — «там война».

Знакомство с Арменией началось еще в самолете на рейсе Красноярск–Ереван. Моим попутчиком оказался Арут, возвращающийся домой со стройки в Ванаваре. Благодаря ему я изменила мнение о гастарбайтерах. Точнее смогла посмотреть на них с другой стороны. Он рассказал немного о своей жизни. О том, как на стройке мешал бетон с 9 утра до 10 вечера. Это настолько тяжелый физический труд, что парни, которые отработали с ним неделю, решили отказаться от заработка и вернуться домой. Тогда он напомнил им о том, зачем они приехали сюда: один хотел жениться, другой — купить машину. Многиеармяне кто на год, кто на полтора отказываются от жизни в семье, и едут в Россию, по сути, за мечтой.

Мой попутчик поделился своей мечтой: купить машину и женить сына. И тогда все будет хорошо. Но для этого он на восемь месяцев оставил жену и четырех детей. Младшая дочка месяц почти ничего не ела, так скучала по отцу. Но другого выбора у них нет, в Армении очень мало работы. Если есть — то государственная, муниципальная. Других способов заработка практически не существует. Вот и едут в Россию.

Дилижан

Армения — страна небольшая. Население — 3 млн человек, половина из них проживает в Ереване. В столице пробыли совсем недолго. Запомнились малоэтажные серые дома и множество скульптур в центре города (самые разные: от монументальных советских до современных, необычных, некоторые из них сделаны из арматуры). Впечатлил, конечно, их аэропорт «Звартноц», которым армяне очень гордятся. Он занял второе место в мире по удобству для пассажиров. Компактное, красивое здание, в нем установлены современные способы безопасности. Тебя сканируют и берут отпечатки пальцев. Не нужно раздеваться-одеваться. Основным местом нашего проживания стал Дилижан — небольшой город в ста километрах от Еревана. Когда-то в советское время он был очень развит, там находился известный курорт. То, что это место благодатное, и сейчас чувствуется. Воздух волшебный. Питьевая вода в домах чистейшая, горная. А еще маленький городок в свое время на весь СССР прославил знаменитый Рубик из фильма «Мимино» — персонаж Фрунзика Мкртчяна был родом из Дилижана.

Сразу бросается в глаза разница в уровне дохода у населения. Нет людей среднего достатка. Это можно заметить даже по машинам. В Ереване на улицах соседствуют очень дорогие иномарки и советские машины, купленные еще лет 30 назад. В Дилижане последних вообще большинство. Выглядит все это даже немного смешно, будто в советское время попал, везде эти старые, пыхтящие машины и мужчины, постоянно стоящие под капотом.

Семья

В Армении продолжают строго придерживаться традиций. В том числе патриархального взгляда на семью: мужчина должен зарабатывать, женщина — воспитывать детей и заниматься домом. Но сейчас в обществе чувствуется противостояние: мужчины по-прежнему хотят занимать главенствующую роль, женщины же недовольны своим положением. Я познакомилась с Марьям на семинаре, мы были у нее в гостях. Она актриса и оперная певица, но ее муж не дает ей работать, не хочет, чтобы на нее обращали внимание. Для Армении это типичная история. Так ведет себя классический армянский мужчина.

Возможно, я бы этого и не заметила, если бы молодые девушки не говорили постоянно о том, как это несправедливо! Новое поколение более свободно мыслит, больше знает, ездит за границу, общается с европейской молодежью. Оно знает меньше запретов. Например, одеваются современные армянки     по-европейски. Носят и брюки, и юбки, правда, не выше колена, практически у всех открыто декольте. При этом до сих пор девушке нельзя появляться на улице одной после семи вечера. Мы ужинали как-то в одном из ереванских ресторанов. Нас удивило, что там были только мужчины. Выяснили, что, в принципе, замужние женщины могут появляться в обществе, а молодой девушке неприлично выходить из дома вечером.

Мне понравилось, что у армян тесные внутрисемейные связи. Многие продолжают жить с родителями. Есть даже такая практика, что младший сын остается в доме родителей, чтобы заботиться о них. В разговоре периодически вспоминают бабушек-дедушек. Мне это показалось очень милым, ведь у нас обычно это не выносится на показ. Связь поколений очень крепкая. Потому, когда гуляют свадьбы, приглашается вся родня, а это минимум 200 человек. Хотя постепенно армянские семьи уменьшаются. Если у прабабушек-прадедушек нынешнего поколения было 10–12 детей, а у их родителей 6–8, то в современной семье — двое детей считается нормой.

Язык и политика

На русском языке в Армении говорят практически все. Хотя молодежь младше 20 лет знает его похуже. Но русский продолжает оставаться языком, который изучают во всех школах. То есть наравне с армянским школьники учат русский, и с определенного класса подключается иностранный — чаще английский — язык.

Вообще, благодаря тому, что в группе собрались представители разных стран, мне удалось сравнить некоторые вещи. Взять тот же язык. Меня очень удивило, что при разговоре со мной очень многие переходили на русский. Белорусы рассказали, что говорить на родном языке у них не принято. Это считается старомодным. Мол, только бабушки в деревне так общаются. Это меня удивило. Ведь потеря родного языка, это потеря идентификации. Я спросила, на чем говорит их президент? Как оказалось, на тросянке — диалекте белорусского языка. Для них звучит такая речь, конечно, неграмотно.

Были еще поляки и литовцы, и те из них, кто не говорил по-русски, по меньшей мере хорошо его понимал. В общем, так сложилось, что в нашей интернациональной группе была два языка общения: английский и русский.

Хотя тема нашего семинара была далека от политики, но в свободное время мы поговорили и об этом. Интересно, что все постсоветские страны недовольны своим правительством. Украинцы рассказали, что смотрят на все политические разборки в их стране, особенно на историю с Тимошенко, как на театр, комедию. Белорусы вообще никак не относятся к правительству. А вот европейцы четко уходили от этой темы. При этом все знают наших «президентов», и отношение к ним у иностранцев несерьезное. Спрашивают, например: «Ну как там ваш «Владимир Медведев» поживает?»

Землетрясения

В Армении каждые полгода происходят толчки. Все к этому привыкли. И когда началось Спитакское землетрясение в 1988 году, унесшее по меньшей мере 25 тысяч человек, на него сначала тоже никто особо не обратил внимания. Наша тренер Анна Егорян рассказала, что в тот момент они совсем не испугались, спокойно собрались, вышли на улицу, бабушка ее осталась в доме, она жарила котлеты. То есть все эти толчки были настолько будничным делом, что никто серьезно к ним не относился. Но после той трагедии народ постоянно находится в напряжении. Есть такая гипотеза, что если долго толчков нет, то они аккумулируются, и стоит ждать уже чего-то серьезного. Если каждые полгода не происходит какого-то толчка, жители начинают напрягаться и ждать, что будет хуже. Если немного потрясло, вздыхают с облегчением, ну слава богу. Потому и дома строятся не выше двух этажей. Даже в столице если и есть высотные здания, то это в основном административные корпуса.

Когда я сказала, что армянский язык звучит для меня как волны: вверх – резко вниз, и снова вверх, они ответили: «Не только язык, у нас и природа такая, горы кругом, и сами мы такие, импульсивные, эмоциональные»

История

В истории Армении есть два события, которые волнуют людей и которыми они продолжают жить. В 1915 году был геноцид армянского народа со стороны турецкого атамана. Около миллиона армян тогда было уничтожено. Турция до сих пор не признала своей вины в этой трагедии. Поэтому отношения между соседними государствами очень напряженные, а граница закрыта. В стране много турецких товаров, но все они проходят через Грузию. Каждое лето жители Армении собираются, вспоминают те страшные дни. Вообще, тема эта для них очень болезненная.

Второе событие — война с Азербайджаном 1992–1994 годов. Марьям, участница семинара, рассказала, что они жили на границе, где проходили военные действия. Ей тогда было 4 года, а ее старшей сестре — 6 лет. Мать укрывала их в подвале почти два года. Оберегая их, она говорила, что все это не по-настоящему, а лишь игра, и взрываются фейерверки. Не знаю, как так можно уговорить детей, это просто чудо. В этой войне две страны были в одинаковой ситуации. Армении продуктами помогала Россия. Турция помогала одеждой Азербайджану. Так вот ночью люди выходили и менялись одеждой, продуктами. Друг другу помогали жить. А днем опять начиналась политическая перестрелка. С Азербайджаном до сих пор у них закрытая граница. Отношения между двумя странами осложнены еще одним конфликтом: обе страны претендуют на плодородный, высокогорный Карабах.

По сути

Ситуация с Турцией меня удивила. Ведь этим событиям почти век, но обида до сих пор сохранилась. Возможно, это от того, что армяне очень эмоциональные. В некоторой степени резкие, конкретные по сути. Как они о себе говорят: «Если мы вас любим — то любим, если ненавидим — то ненавидим!» Можно быть уверенным, если армянин тебе улыбается, то от чистого сердца. Народ очень гостеприимный. Порой это даже навязчивое гостеприимство. Впрочем, у нас, у русских, так тоже бывает.

Много расспрашивают, интересуются как, чем живут в России. Про Красноярск, конечно, никто не слышал. Если ты говоришь, что приехал из России — значит однозначно из Москвы. Тем интереснее им было узнать о сибирском городе. Вообще, чувствуется интерес к нашей стране и со стороны других зарубежных государств. Украинцы сказали, что после того как Советский Союз распался, они все свое внимание нацелили на Запад. Сейчас хочется вновь повернуться к России и попробовать взаимодействовать.

Записала Ирина БОБРОВСКАЯ

Опубликовано в журнале «Земля Сибирь» №6(32) 2011

Армения: от чистого сердца! (pdf)

Реклама

2 Comments

  1. Вики says

    Подскажите пожалуйста у кого можно остановиться в Армении? Хочу поехать туда, и остановиться в семье что бы выучить язык. Подскажите пожалуйста к кому можно обратиться.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s